Евгений Винокуров. Что будет с ценами на нефть в конце "суперцикла"

20 Мая 2019

Благодаря работе бюджетного правила и пусть и скромным, но реальным достижениям по уходу от зависимости от цен на углеводороды, нефть постепенно перестает быть "нашим всем" для России и Казахстана. Однако динамика цен на нефть остается одним из важнейших внешних факторов, определяющих динамику ВВП. Этим обусловлено пристальное внимание к прогнозам нефтяных цен – как краткосрочных, так и долгосрочных

Увы, краткосрочный прогноз практически невозможен. Слишком много переменных в условном уравнении, описывающем динамику цен на нефть, слишком хаотично и разнонаправленно они "ходят", слишком велика в котировках роль спекулятивного плеча (до 40%).

Пообщайтесь с ведущими моделистами-аналитиками из крупнейших инвестиционных банков и энергетических агентств, профессионально занимающихся этой темой. Публично они вам, конечно, ничего не скажут - этим волхованием они зарабатывают на хлеб с толстым слоем варенья. Однако если вы вечером в баре разговорите их под рюмку чая, то есть шанс услышать признание тщетности их ежедневных упражнений. Звучат эти признания когда с грустью в голосе, а когда и с цинизмом. Видимо, зависит от сорта чая.

Как ни парадоксально это звучит, но долгосрочные прогнозы несколько более осмыслены и имеют большую вероятность не попасть в молоко. Причина в том, что они основаны на анализе фундаментальных рыночных факторов, влияющих на спрос и предложение. Эта тема постоянно обсуждается как производителями и потребителями, так и особенно государственными и международными структурами, задачи которых требуют постоянной готовности к эффективному противодействию кризисным явлениям.

В одной из таких структур – Евразийском фонде стабилизации и развития – я работаю. Состояние нефтяного рынка непосредственно влияет на динамику российского, казахстанского и белорусского ВВП и опосредованно, через ряд трансмиссионных каналов (торговый, инвестиционный, денежные переводы трудовых мигрантов, обменные курсы, инфляция, ожидания), на экономики Армении, Кыргызстана и Таджикистана. Отсюда живой интерес к теме долгосрочной динамике цен на нефть.

Приведу свои соображения по этой теме – хотя бы для того, чтобы потом быть уличенным в некомпетентности (это тоже полезно).

Основная характеристика ценовой динамики по нефти, если смотреть на ее 150-летнюю историю, это, по характеристике Евсея Гурвича, высокая волатильность при слабом тренде. Тренд этот повышательный, но действительно слабый – около 1% в год в реальных ценах за всю 150-летнюю историю их мониторинга. При этом скачки вверх и вниз очень сильные. Как правило, выделяется ряд различных по продолжительности и амплитуде колебаний циклов. Особо четко определяется так называемый "суперцикл" длительностью примерно 30 лет. Cреди аналитиков есть на удивление сильный консенсус относительно начальной точки текущего цикла. Это 1996-98 годы. Конец текущего суперцикла ожидается примерно в 2025-2030-х годах.

Психологическая особенность человеческого мышления состоит в том, что мы склонны упрощать реальность. Реальность вообще-то крайне сложна, в том числе по факторам, определяющим цены на нефть, но люди все равно склонны вычленять какой-то один фактор на стороне спроса или предложения и объяснять все происходящее его влиянием.

В публичных дискуссиях выхватывают какой-то один фактор, обычно на стороне предложения, потому что там происходят яркие медийные события - например, сланцевая революция, снижение поставок из Венесуэлы, взрыв нефтепровода в Нигерии, война в Ливии и так далее. Гораздо реже на стороне спроса, потому что там все более неопределенно и "скучно" (динамика мирового ВВП, постепенное, очень медленное снижение энергоемкости ВВП, постепенная замена нефти на природный газ, увеличение в балансе потребления возобновляемых источников энергии и другое).

Конечно, профессиональные прогнозисты не могут позволить себе такой роскоши: они вынуждены строить сложные модели со множеством допущений. Не случайно самые лучшие результаты долгосрочного прогнозирования у Международного энергетического агентства (МЭА) и Американского энергетического агентства (АЭА), отталкивающихся именно от комплексного анализа фундаментальных факторов.

Есть солидная вероятность, что ближайшие пять-шесть лет могут стать временем вполне комфортных цен на нефть – например, в диапазоне 50-80 долларов на баррель. Средний рост мировой экономики на 3% в год обеспечивает сильную базу для роста спроса. В то же время эффекты на спрос таких важных процессов, как снижение энергоемкости роста, энергосбережение, электрификация индивидуального, грузового и общественного транспорта, подъем sharing economy (экономика совместного потребления - Sputnik) накапливаются медленно.

На стороне предложения сказывается недоинвестированность нефтедобычи в период с 2015 года, которая обеспечит поддержку цен в ближайшие несколько лет. Сланец уже учтен в балансе спроса и предложения.

Темы исчерпания традиционных районов добычи, а также переход к природному газу, носят очень долгосрочный характер. На этот же диапазон указывают и фьючерская кривая – сейчас нефтяной фьючерс на 2024-25-е годы можно купить за 60 долларов.

Также необходимо допустить возможные краткосрочные выплески вверх на геополитических кризисах (снижение предложения) и, также краткосрочные, провалы вниз на фоне циклического снижения темпов роста в мировой экономике, которое может принять форму мягкой рецессии в 2020-21-м годах (снижение спроса).

Таким образом, в целом ситуация с ценой на нефть в ближайшие пять-шесть лет может оказаться вполне комфортной. Позже, в диапазоне 2025-2030-х годов, на фоне "дна" суперцикла вероятно резкое падение цен. Ему будет способствовать переход из количества в качество ряда факторов, негативно влияющих на спрос, в том числе электрофицированного транспорта, массового внедрения энергосберегающих технологий, бурно растущей sharing economy, которая по своему духу имеет энергосберегающий характер.

Еще раз подчеркну, что любому анализу цен на нефть предписаны скромность и сомнение в цифрах прогнозов. Слишком много факторов влияют на цены, слишком много переменных в "уравнении". Тремя абзацами выше я упомянул девять факторов на стороне спроса и предложения, в то время как их намного больше, да и в оценке влияния упомянутых факторов легко ошибиться. И все же думать и дискутировать на эту тему полезно, пока столь многое зависит от динамики цен на нефть.

Источник: Спутник Казахстан

Наверх